Родился в Уральских горах во флигеле на пересечении Малаховской и Разгуляйской улиц через три дня после того, как впервые удалось сфотографировать обратную сторону Луны.

Выпал из коляски и ударился головой о восточный склон Среднего Урала примерно на расстоянии 282 метров от берега реки Исеть, после чего стал художником.

Первый тюбик с масляной краской открыл для себя в 1984 году.

Затем 24 года продолжал заниматься выдавливанием тюбиков, с последующим размазыванием масла по холсту, что привело к рождению стиля полигональной живописи, который по сей день живёт и побеждает.

Полигональная живопись ( Polygonal Painting )—это система отображения на плоскости Объектов, основанная на:

  • интуитивном делении их на условные многоугольники, без явной опоры на конструкцию, анатомию и светотень ( ахроматический этап ).
  • присвоение каждому многоугольнику определённого цвета и его градаций ( хроматический этап ).

Полигональная живопись — это, по сути, живописная графика, т. е. попытка не писать, а рисовать маслом.  Изображение складывается из графических линий и живописных пятен. Создается некая конструкция, элементы которой как бы случайны. Полигоны ( лоскутки, плоскости свободной формы ), составляющие  изображение ( объем ), одновременно разрушают и создают форму. Создаётся, как написал один журналист, “завораживающая геометрия художественного пространства”.

Рождение стиля произошло в течение нескольких десятков секунд после двухлетнего творческого ничегонеделания, когда мой креативный потенциал практически не растрачивался. Через несколько месяцев работы появились четыре десятка портретов,и состоялась выставка “Цветометрия Лица”. В этот период я отчётливо почувствовал, что Лицо — это мир, сложный механизм, система. И каждый кусочек этой системы ценен.

Далее возник вопрос: стиль ли это? И авторский ли?

Все искусствоведы так или иначе уклонялись или отмалчивались. Не то, чтобы ответ был мне очень важен, скорее интересно было профессиональное резюме. Наконец, один эксперт живописи высказал следующее мнение: стиль сей самостоятелен и не имеет аналогов в изобразительном искусстве, но он достаточно узок и является прикладным и иллюстративным.

Можно добавить, что истоки стиля лежат в модерне ( ар - нуво, югендштиль, сецессион... ); ~1890 - 1915 гг; Муха, Бердслей, Врубель, Бренгвин...

Несмотря на то, что стиль — авторский, и авторство принадлежит мне, я утверждаю, что все портреты и картины являются моими произведениями лишь частично, ибо в процессе их создания я являюсь лишь инструментом  и проводником некой Творческой Силы. Проще говоря, я—лишь карандашик в руках Творца.

Я не могу объяснить появление на листе бумаги той или иной сетки полигонов, равно как и их последующего “оцвечивания” маслом на холсте. Я с интересом иногда рассматриваю спустя несколько лет некоторые фрагменты своих картин, искренне не понимая, как, чёрт возьми, это сделано.

Ни похвала, ни критика ( даже бестолковая и беспредметная ) меня совершенно не беспокоят и не возбуждают, ибо автором в полном смысле слова я себя не считаю.

Правда, когда картины покупают, деньги - таки беру, ибо краски покупать надо.

По поводу критики добавлю, что за время существования моих картин в сети я видел немало диаметрально противоположных оценок, и пришёл к выводу, что полезна любая критика, даже и груборугательная.

Как - то меня попросили написать несколько слов к моему портрету Есенина ( 2016 г ) для коллекционного альбома. Вот что получилось:

Замечательно сильный и беззащитно - хрупкий человек мучительно - весело смотрел на меня. В его глазах была томительная удаль и бесшабашная тоска, пылающее звёздами небо и ослепительно - холодное солнце. Красно - золотая осень его волос таяла в чёрно - бирюзовой зелени полей. Я прикасался к портрету и чувствовал, как в каждой частице краски остаётся частица моего сердца.

Этот странный, но искренний текст настучался мгновенно, клянусь муштабелем. Можно сказать, что это— словесный аналог моей полигональной живописи.

Если вбить в поисковике “Полигональная живопись”, то, по большей части, появится информация по полигональной графике, которая является частью цифровой ( компьютерной ) графики. Появилась она в 3D моделировании для уменьшения веса фигур за счёт полигонов. Затем создание полигонального изображения пошло в Adobe Illustrator, CorelDraw и Adobe Photoshop.

Создавать подобные картинки интересно, и делать это смогут многие. Умение рисовать здесь совсем не обязательно. Только с экрана монитора и из принтера на вас смотрят просто картинки. Не более. Яркие и красивые. Но — мёртвые. Как и почти вся мертвечина, которая сделана при помощи компа. Знаю, что многим это, наоборот, нравится больше настоящей живописи и графики. Что ж — ”на вкус и цвет фломастеры разные”. Пусть каждый любит, что и как хочет—я просто делюсь мнением и опытом.

Так вот.

В конце девяностых я уже колдовал в Иллюстраторе и Фотошопе на Макинтоше. Сейчас одинаково легко я делаю три вещи: пишу маслом, работаю в Фотошопе и дышу.

Скажу сразу главное: компьютер, сканер, принтер, фотоаппарат могут и должны помогать живописцу, но(!): только на подготовительных, подсобных стадиях. Когда техника начинает рулить — творчество исчезает, а живопись умирает.

Моя полигональная живопись ничего общего с компьютером не имеет.

Всё рождается в душе, в голове, а воплощается карандашом и кистью.

Одна девушка сказала, что Выгалов, очевидно, при создании своих картин использует какой-то очень редкий фильтр Фотошопа. Ну и ладушки.

И ещё. Пусть никого не обманывает термин “полигон”. Я просто придумал обозвать так свой стиль в 2009 году, когда возникли первые работы.

Подытоживая вышесказанное, добавлю, что стиль и материал, в котором работает художник, не важны. Важна лишь глубина, на которую сумел проникнуть автор, воплощая свой замысел, тонкость и искренность чувств, которые он сумел вложить в рождённую им работу. А также профессионализм исполнения и оригинальность замысла.

Выскажу здесь ещё мой личный ответ на вопрос: “что есть произведение искусства?” На примере живописи.

 

Первое: “Гармония”.

Картина должна вызывать только спектр положительных эмоций, ощущения радости, счастья, красоты, силы ( но, раз спектр, — пусть будет и светлая грусть ).

Поленов: “...искусство должно давать счастье и радость, иначе оно ничего не стоит. В жизни так много горя, так много пошлости и грязи, что если искусство тебя будет  сплошь обдавать ужасами да злодействами, то жить станет слишком тяжело”.

Серов: “В нынешнем веке пишут всё тяжёлое, ничего отрадного. Я хочу отрадного и буду писать только отрадное”.

Ван Гог: “Картина—это украшение стены”.  

 

Второе: “Недосягаемость”. Сказать по - другому — высокий профессионализм.

Произведение искусства не может быть создано человеком, не владеющим хотя – бы одной из граней необходимого мастерства, основами перспективы, анатомии, не обладающим истинным даром “цветового слуха”, не знающим технологию и историю живописи, и т. д. Конечно, бывают и исключения.

Адекватно скопировать истинное произведение живописи практически невозможно. Например, “Данаю” Рембрандта или “Кающуюся Марию Магдалину” Тициана, который, кстати, применил в этой картине все возможные виды лессировок.

 

И третье: “Эмоциональность”.

Произведение искусства непременно должно быть чувственным, живым, тёплым. Оно должно иметь глубину и вести диалог со зрителем, удерживать его не только гармонией цвета и виртуозностью ремесла, но и энергией вызываемых чувств. Картина должна брать за душу, заставлять думать, мечтать, улыбаться и грустить. В ней должна чувствоваться история. Фёдор Васильев, двадцати лет отроду, написал свою “Оттепель”. В ней чувствуется вся Россия.

Именно этот третий пункт видится главным.

 

Александр Выгалов
8 950 1939 517
boart@inbox.ru